logo.png

Уважаемые коллеги!

Этот год для всех нас является юбилейным. 15 марта 1919 года был подписан Декрет о Высшем Геодезическом Управлении.
В этой рубрике Вы сможете увидеть серию публикаций, посвященных «золотому периоду» геодезии и картографии и современному развитию отрасли.

Приглашаем Вас посетить выставку депозитарных изданий конца XIX - середины XX веков, которая проходит в читальном зале отраслевого научно-технического фонда ФГБУ «Центр геодезии, картографии и ИПД» по адресу Москва, ул. Онежская, д.26, стр.1. Для прохода в здание ФГБУ «Центр геодезии, картографии и ИПД» необходимо заранее заказать пропуск по тел. +7 (495) 456-95-00.


Создание Генеральной карты Российской Империи. Второй обер-секретарь Сената Иван Кириллович Кириллов

Начатые еще при жизни Петра I в 1720 году геодезические работы для создания Генеральной карты Российской Империи стали первой безопорной государственной съемкой. Они охватили 164 уезда только европейской части страны, но дали подробнейший материал для составления первых атласов и карт Российской Империи. Огромные размеры государства, ограниченные сроки картографирования, несовершенство геодезических инструментов и слабая материальная обеспеченность доставляли петровским геодезистам, которых и было всего 175 человек, огромные трудности. Работы нередко выполнялись с риском для жизни. Несмотря на это, геодезистами был выполнен значительный объем работ, заложены основы геодезической практики и технологии.

Направлять съемки должна была, по замыслу Петра I, Академия наук. Но высшее руководство и контроль за выполнением топографо-геодезических работ были возложены на Сенат вплоть до 1734 года. Учетом и хранением всех поступающих материалов съемок ведал Иван Кириллович Кириллов. Личность этого выдающегося человека, безусловно, оставившего заметный след в развитии отечественной картографии, до сих пор вызывает споры и неоднозначные оценки специалистов и историков. Деятельный, предприимчивый и умеющий правильно преподнести себя, он, не имея геодезического образования, по его же собственным словам, якобы за одну ночь в декабре 1721 года, по заданию самого Петра I «соединил в один лист» Камчатскую карту И.М. Евреинова и Ф.Ф. Лужина с китайской картой. Это произведение картографического искусства теперь называют «картой Кириллова», как и десяток других. При их издании он указывал, что карта составлена «тщанием» или «трудом» Ивана Кириллова.

Однако, он никогда не изменял содержания карт, а оставлял его таким, как оно было выполнено геодезистами. Кириллов занимался лишь окончательным оформлением карт: составлял легенды, посвящения, придумывал художественные виньетки и картуши с титулом карт на русском и латинском языках, указанием места и года издания, имен геодезиста и гравера и своим именем.

Будучи активным продолжателем начинаний Петра Великого, И.К. Кириллов задумал создать и выпустить в свет не только Генеральную карту Российской Империи, но и составить «Атлас Всероссийской Империи» - первое в России систематическое собрание карт территории нашей страны. По плану Кириллова, атлас должен был состоять из трех томов по 120 карт каждый. В первом должны были быть размещены все карты северной части России, от моря Балтийского до Белого. Второй должен был заключать в себе карты южной части страны, «украинския и низовския». Третий – карты «сибирских и закамских земель». Кроме того, к третьему тому планировалось добавить исторические и экономические карты.

И.К. Кириллов знал, что без высшего соизволения такой труд выполнить нельзя. Преподнесение уникальных отечественных карт каждому новому российскому государю стало для И.К. Кириллова своеобразным ритуалом. Из этого он умел извлекать личную, и немалую, выгоду.  

Императрица Екатерина I получила в дар от него, еще чиновника Приказного стола и Коммерц-коллегии, карту Выборгского уезда, снятую и составленную геодезистами Клешниным и Жихмановым в 1722 – 1724 годах. Карта интересна тем, что на нее, после победы в Северной войне, была нанесена пограничная территория и показана граница между Россией и Швецией. На карте И.К. Кириллов впечатал на русском и латинском языках надпись: «Повелением блаженные и вечнодостойные памяти Петра Великого… сия карта Выборгского уезда нарисована через геодезии подмастерья Клешнина с подлинным размерением 1724-го. Ниже же во славу Ее Величества, вспресветлейшей, державнейшей Великой государыне императрице Екатерине Алексеевне… сия Выборгского уезда первая ландкарта поднесена июля 5 дня 1726 года…Кириллова тщанием грыдыровал Алексей Ростовцев».

Екатерина I, приняв карту, повелела ее «разослать по всем ея величества домам и для той разсылки взять у него, Кириллова, тех карт сколько потребно и заплатить из них из Кабинета ея величества деньги». И.К. Кириллову было разрешено «карту охочим людям продавать». Так, не имевший почти никакого отношения к этим работам, И.К. Кириллов получил право на продажу карт России, создававшихся за счет государственных средств.

4-2.jpg

Карта Ингерманландии

Только что вступившему на престол юному Петру II в 1727 году Кириллов преподнес карту Ингерманландии - новой северо-западной губернии России. «Новая и достоверная всей Ингерманландии ландкарта… И.К. Кириллов. Грав. А. Ростов-цев. СПб., 1727. 1 л. Гравиро-ванный. Иллюминованный. Бумага, акварель. 438x568 мм. Русский язык. Графический и именованный масштабы – в шведских милях и российских верстах. Ориентирован на север…».
Новое начертание Ингерманландии и Выборгской губернии было составлено на основе шведских картографических документов и карт А. Шхонбека, с добавлением новой российской топографической съемки.

Через четыре месяца Иван Кириллович Кириллов был назначен вторым обер-секретарем Сената. В это же время в Сенате было создано небольшое бюро для составления карт под руководством опытного геодезиста В.П. Рудакова.

В течение последующих лет удалось подготовить и издать 22 карты отдельных территорий России.

В 1731 году новая императрица Анна Иоановна получила от Кириллова сшив из четырех карт с ее портретом и обещание составить Атлас России. Царский Указ был однозначен: «И возможно старатца, чтобы тот Атлас в окончание приведен, как о том он челобитной объявил».

Геодезическое бюро Сената приступило к срочному составлению Генеральной карты Российской Империи. Из-за спешки и того, что сам И.К. Кириллов уже готовился к Оренбургской экспедиции в карту вошло лишь 8% выполненных съемок: европейская часть страны на 10 уездов из 115 и ни одного из 16 сибирских уездов. Фамилии отечественных геодезистов, проводивших съемки, указаны не были. Но, изданная Академией наук, карта имела название: «Генеральная карта о Российской Империи и сколько возможно была сочиненная трудом Ивана Кириллова, обер-секретаря Правительствующего Сената. В Санкт-Петербурге 1734».

4-3.jpg

Генеральная карта Российской Империи

Карту продавали отдельно от «Атласа Всероссийской Империи» «расцвеченную по 1 рублю, а нерасцвеченную по 75 копеек».

«Атлас» был официально признан первым атласом Российской империи, так как впервые давал широким слоям общества представление о государстве в целом и каждой его губернии. Он представлял собой логически связанное собрание специальных карт с единообразным стилем оформления. Большой формат, кожаный переплет, золотое тиснение, гравированные на меди и вручную раскрашенные акварелью карты дали возможность увидеть мелкие детали изображений, оттенки цвета, особенности полиграфического исполнения. Атлас был издан на русском, латинском, немецком и французском языках.

Установить, сколько карт было включено в состав атласа, довольно трудно. Возможно, свет увидели несколько экземпляров с разным составом карт. Не все карты были выполнены и гравированы одинаково качественно, и, вероятно, поэтому Кирилов не счел нужным поместить их все в «первую книгу» трехтомника.

Также трудно установить цифры тиражей, которыми печатались карты. Очевидно, они были немалыми, поскольку карты можно было свободно купить в книжных лавках Петербурга и Москвы. Распространились они не только по России, но и по странам Европы. А уже через 50 лет эти карты стали библиографической редкостью.

Сам же Иван Кириллович Кириллов в 1734 году отправился с организованной им военно-географической экспедицией в Средне-Азиатский район России для установления границ вновь вошедших в государство земель и изыскания торговых путей. Им были заложены новые крепости Орск и Оренбург на реке Яик (Урал) и начаты съемки Уфимской и Екатеринбургской провинций. Экспедиция, прокладывая дороги, ведя съемки и строя поселки, продвигалась на юг от Каспия до Арала. В начале марта 1737 года Кириллов заболел и умер уже в апреле этого же года от туберкулеза.

Из жизни И.К. Кириллов ушел человеком весьма богатым – два дома в Москве, один из них на 27 покоев, с большой усадьбой, на Якиманке; две мельницы на Москве-реке на землях, подаренных Анной Иоановной.

Через несколько лет, по просьбе сына И.К. Кириллова, императрица Екатерина II списала на убытки государства 7 591 рубль не возвращенных И.К. Кирилловым в казну.

И все же, нужно отдать должное этому активному, энергичному, творчески подходящему к поставленным задачам человеку. Известные сегодня 41 карта Кириллова, при всех их недостатках и погрешностях, стали памятниками первого периода становления отечественной картографии на научной основе и имеют сегодня огромную историко-географическую и культурную ценность.



Поделиться ссылкой: