logo.png

Уважаемые коллеги!

Этот год для всех нас является юбилейным. 15 марта 1919 года был учрежден Декрет о высшем геодезическом управлении.
В этой рубрике Вы сможете увидеть серию публикаций, посвященных «золотому периоду» геодезии и картографии и современному развитию отрасли.

Приглашаем Вас посетить выставку депозитарных изданий конца XIX - середины XX веков, которая проходит в читальном зале отраслевого научно-технического фонда ФГБУ «Центр геодезии, картографии и ИПД» по адресу Москва, ул. Онежская, д.26, стр.1. Для прохода в здание ФГБУ «Центр геодезии, картографии и ИПД» необходимо заранее заказать пропуска по тел. +7 (495) 456-95-00.


Совет Народных Комиссаров РСФСР после Октябрьской революции 1917 года придавал большое значение организации единой гражданской картографо-геодезической службы - Высшего Геодезического Управления (ВГУ), призванного решить множество организационных, технологических, производственных и научных проблем. Главной задачей ВГУ было обеспечение всей территории страны сплошными систематическими топографическими съемками. В обязанности ВГУ входило - обеспечить подготовку грамотных специалистов, способных проводить топографо-геодезические работы и исследования, составлять точные и столь необходимые молодому государству для планомерного развития топографические карты. Только после этих сложнейших кропотливейших работ можно было думать о подъеме промышленности страны, правильном перераспределении денежных и технических ресурсов.
Создавать новую отрасль единую картографо-геодезическую гражданскую службу приходилось в непростых условиях, но, как известно, все новое зарождается в недрах старого.

А начиналось всё около 8 тыс. лет назад. В 1965 году возле села Межирич на берегу реки Рось был найден обломок бивня мамонта, на который человек позднепалеолитического периода нанес штриховой рисунок, пытаясь отобразить 4 родные яранги. По сути это и стало первым картографическим изображением местности.

mamont.jpg

Рисунок, найденный у села Межирич

Рисовать оказалось делом сложным. Много проще было записать информацию. Начиная с IX века в межевые книги вносились описания монастырских и церковных земель. Знать и духовенство желали иметь документальное подтверждение своих прав. Затем и государство, в целях повышения сбора налогов, заинтересовалось собственниками земли и границами их владений. Одним из поразительных фактов применения геодезических измерений на Руси стало измерение расстояния между двумя центральными храмами городов Тмутаракань и Корчев (Керчь) по льду Керченского залива тмутараканским князем Глебом Святославичем. Камень с надписью об этом событии был найден на Таманском полуострове в 1792 г. и сегодня хранится в Эрмитаже. Надпись на камне гласит: «В лето 6576 (1068 г.) индикта 6 Глеб князь мерил море по льду от Тмутаракани до Корчева - десять тысяч и четыре тысячи сажен (24 км)».

Tmutarakany.jpg  

Тмутараканский камень (мрамор).

Самые первые литературные упоминания о создании отечественных картографических произведений относятся к XV веку. Карты-чертежи наносились на лубок – кору березы. Отсюда их плохая сохранность. К сожалению, только на основании архивных данных известно, что в 1497 году составлен «Чертеж московских земель» геометрически характеризовавший новое государство. 

Царь Иван Грозный, как и его предшественники, желал иметь наиболее полное представление о вверенных ему Богом землях и в 1552 году, как сказал историк Василий Татищев «велел землю измерить и чертеж государства сделать». Этот документ и стал первым руководством по геодезии, называвшийся «Книга, именуемая геометрия, или землемерие радиксом и циркулем … глубокомудрая, дающая легкий способ измерять места самые недоступные, плоскости дебри».

Первая русская карта XVII века, являвшаяся маршрутной «для Великого государя службы посылок» до нашего времени не дошла. Имеется только «Книга большому чертежу». В ней говорится, что карта была изготовлена в единственном экземпляре и по причине ветхости использована далее быть не могла.  Поэтому в 1627 году при царе Михаиле Федоровиче был выполнен новый «Большой чертеж» с масштабом равным примерно 17,6 км, а дополнительная карта – 6,3 км в см.

Не дошел до нас и «Чертеж Сибирской Земли», выполненный в 1667 году по указу царя Алексея Михайловича. Он «был резан по дереву и придан теснению», но имел множество грубых ошибок, так как составлялся не на основании геодезических съемок.

Вместе с тем эти карты считаются фундаментальными картографическими произведениями России ХVI и ХVII вв. 

Еще один исследователь сибирских земель - Семен Ремезов.  Начиная с 1667 года, он выпускает целый ряд картографических материалов. Огромная, 2х3 м, карта Сибири, выполненная на холсте, «Чертеж всея Сибири» и атлас Сибири («Чертежная книга Сибири»), состоявший из общей карты Сибири, 20 карт уездов и 2–х специальных карт. Все они не имели сетки меридианов и параллелей, а просто были ориентированы на юг.

Величайшие географические открытия и приумножение российских земель Сибирью в ХVI и ХVII вв. стали величественной летописью подвигов первопроходцев. Движение русских смельчаков «встречь солнце» достигло Тихоокеанского побережья и, преодолев разделявшие континенты воды, остановилось на севере побережья Американского.

Русскими географическими открытиями горячо интересовались не только российские, но и европейские географы, картографы, этнографы, историки. Этим открытиям были посвящены многие страницы печатных работ, им удивлялись, их сравнивали с открытием испанцами Нового Света. По малограмотным русским чертежам исправлялись географические карты, составленные европейскими картографами. Видный английский ученый Дж. Бейкер писал: «Продвижение русских через Сибирь в течении ХVII в. шло с ошеломляющей быстротой…. на долю этого безвестного воинства достанется такой подвиг, который навсегда останется памятником его мужеству и предприимчивости и равному которому не совершил никакой другой европейский народ».

Ермак Тимофеевич, Семен Дежнев, Ерофей Хабаров, Михаил Стадухин, Степан Крашенинников, Владимир Атласов и многие другие стали гордостью России и навсегда вписали свои имена на географические карты мира.

Но до начала XVIII столетия русские географические чертежи не имели строгих технических параметров, не соблюдался масштаб по полю изображения, не было единообразия условных обозначений. Порой лишь указывалось расстояния между конкретными объектами местности. Чертежи были очень условными.

И лишь при Петре I начались планомерные геодезические работы по изучению земель российских и составлению подробных карт. 


Поделиться ссылкой: